(Анти)военные песни от женского лица: «Оказавшись в горах Карпатах»

Мы уже рассказывали о песне времен Первой мировой войны, написанной с такой «зеркальной» перспективы, где в роли лирического субъекта выступает не солдат, а его возлюбленная – фигура, которая в подобных текстах обычно является адресатом щемящих ностальгических строк. Давайте же послушаем еще одну песню из северной Италии (в этот раз – из области Трентино), в которой рассказ о войне ведется от женского лица.

“Maria dolens”, колокол-памятник погибшим в Первой мировой войне. Роверето, Трентино.

Как известно, в пору «Великой войны» (ит. la Grande Guerra) область Трентино-Альто Адидже еще принадлежала Австро-Венгерской Империи. При дословном переводе с итальянского название области означает край, по которому течет «верхняя часть реки Адидже». По-немецки же, как бы в обратной перспективе, эта земля называется Südtirol – южная часть австрийской области Тироля. Одной из целей вступления Италии в войну в 1915 г. было завоевание этих территорий, где всегда жила крупная итальянская община, весьма патриотически настроенная уже с XIX века – со времен борьбы за объединение Италии под единым флагом. После 1918 года область Трентино-Альто Адидже стала итальянской – хотя на пограничных с Австрией территориях (провинция Больцано) осталась жить не менее крупная немецкоязычная община, а немецкий до сих пор является там вторым официальным языком.

Как бы то ни было, в 1914 году жители Трентино-Альто Адидже, независимо от их языка и происхождения, все еще были подданными австрийского Императора. Поэтому, когда началась война, многие итальянцы, что были родом из тех краев, отправились воевать на восточный фронт, на «окраину» Австро-Венгрии. В тексте интересующей нас песни упоминаются некие «Monti Scarpazi»: это не что иное, как диалектная деформация названия Carpazi ‘Карпаты’. В этих горах, на границе Румынии и Украины, погибло множество итальянских солдат (подобным образом, венгерские солдаты, которые тоже подчинялись императору Францу-Иосифу, погибли на итальянском фронте, во фриульской равнине Добердо, которая была увековечена не менее сильной песней на венгерском языке – «Карпаты-Добердо»).

Если во фриульской песне Ai preât la biele stele женщина молится о том, чтобы ее возлюбленный вернулся домой с фронта, то здесь, в этом втором женском монологе уже нет никакой надежды: перед нами архаический жанр вдовьего плача, помещенный в исторический контекст ХХ века – своего рода «народный» реквием, горькая и антириторическая панихида по павшим воинам. Песня ориентировочно датируется 1916-1917 гг., ближе к концу войны, когда в Карпатах остались только безымянные кресты в память людей, которые «загубили свою молодость» для того, чтобы защитить интересы чужого императора, и были похоронены далеко от родного дома. В словах женщины, от лица которой написана песня, звучит не только душераздирающая боль, но и антивоенный призыв, подобный тому, что присутствует в песне «Гориция, будь ты проклята» (Gorizia tu sei maledetta): «Да будет проклята эта война, которая причинила мне столько боли…».

В этом тексте тоже присутствуют некоторые черты итальянских северных диалектов, хотя язык в целом близок к литературной норме: отсутствие двойных согласных (как и во фриульском) – maledeta, guera, tera, vorei, sepelirmi, colocar; замена «ci» на «zi» – crepazi вместо crepacci; сокращенная форма причастия прошедшего времени – trova’ вместо trovato; la в роли местоимения-подлежащего во фразе maledeta la sia questa guera (где la дублирует guera).

Мы предлагаем вам послушать эту песню в исполнении мужского хора «альпинов» (исторически альпины – это дивизии альпийских стрелков), а также в исполнении автора этих строк (женская версия):

 

Quando fui sui monti Scarpazi,
“miserere” sentivo cantar,
t’ho cercato fra il vento e i crepazi,
ma una croce soltanto ho trova’;

O mio sposo, eri andato soldato
per difendere l’imperator,
ma la morte quassù hai trovato
e mai più non potrai ritornar.

Maledeta la sia questa guera
che mi ha dato sì tanto dolor,
il tuo sangue hai donato a la tera,
hai distrutto la tua gioventù.

Io vorei scavarmi una fossa
sepelirmi vorei da me
per poter colocar le mie ossa
solo un palmo distante da te.

Русский подстрочник

Оказавшись в горах Карпатах,
Я слышала, как поют «Помилуй мя, Боже».
Я тебя искала между ветрами и ущельями,
Но я нашла только крест.

О, муж мой, ты стал солдатом,
Чтобы защитить Императора,
Но на этой вершине ты нашел смерть
И никогда не сможешь вернуться.

Да будет проклята эта война,
Причинившая мне столько боли;
Ты отдал свою кровь земле,
Ты загубил свою молодость.

Я хотела бы выкопать яму себе,
чтоб саму себя заживо похоронить,
только б кости мои упокоились
в двух шагах от твоей могилы.

Еще об итальянских песнях Первой мировой войны: 

Военно-антивоенные песни о «бесполезной резне»;

“Нейтральная барышня”: сатира и (само)ирония в итальянской (до)военной песне;

(Анти)военные песни от женского лица: “Я умоляла прекрасную звезду”.

A proposito di Francesca Lazzarin

Франческа Лаццарин – кандидат филологических наук, литературовед, закончила аспирантуру Падуанского университета (Италия) и падуанскую Консерваторию. С 2013 г. постоянно живет в Москве, где работает переводчиком и преподавателем ВУЗа, а также организует мероприятия, посвященные итальянской культуре.

Francesca Lazzarin ha conseguito il titolo di dottore di ricerca in Slavistica presso l’Università di Padova. Inoltre, si è diplomata in canto lirico al Conservatorio C. Pollini di Padova. Dal 2013 vive a Mosca, dove lavora come interprete, traduttrice e docente universitaria, nonché organizza eventi dedicati alla cultura italiana.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*