Музыкально-поэтический спор Рая и Ада, часть 1: средневековая литературная традиция в анонимной итальянской чаконе XVII века

Анонимная «Чакона Рая и Ада» была напечатана в 1657 году в Милане в сборнике Canzonette spirituali e morali («Песенки на духовные и нравственные темы»). Прежде чем начать рассказ об этом произведении, мы предлагаем вам улыбнуться, послушав (и посмотрев) его в исполнении Филиппа Жарусски и барочного ансамбля «L’Arpeggiata»:

Текст «Чаконы» может служить наглядным примером того, как искусству барокко оказались созвучны некоторые элементы культуры Средневековья: в данном случае речь идет об обращении к средневековому жанру «контраста» (ит. contrasto). Он носил дидактико-морализаторский характер и строился на споре-антитезе двух — часто аллегорических — персонажей или групп персонажей: души и тела, живых и мертвых, Христа и дьявола, мужчины и женщины, светского человека и монаха… В нашем тексте налицо оба признака: чакона построена на диалоге противопоставленных друг другу ангелов Рая и бесов Ада, и их спор носит назидательный характер — он вполне мог бы служить иллюстрацией к какой-нибудь проповеди.

Джотто, “Страшный Суд” (фрагмент с изображением Рая и Ада), ок. 1306. Падуя, капелла Скровеньи.

Вряд ли случайно, что «Чакона Рая и Ада» была издана именно в Милане (и, скорее всего, ее автор был родом из этого города или его окрестностей). В XIII веке на севере Италии существовала богатая традиция религиозно-дидактической поэзии, и Милан был одним из центров, в которых создавались и переписывались эти памятники словесности. Самым ярким представителем этой традиции был Бонвезин да ла Рива (Bonvesin da la Riva), написавший в жанре «контраста» несколько произведений на североитальянском наречии с элементами миланского диалекта того времени. Среди них, например, «Спор мухи с муравьем» (Disputatio musce cum formica)1)Названия этих текстов традиционно принято передавать по-латински, как в рукописях, в которых они до нас дошли. и «Спор розы с фиалкой» (Disputatio rosae cum viola)2)Названия этих текстов традиционно принято передавать по-латински, как в рукописях, в которых они до нас дошли.. Кроме того, есть у него поэма под названием «Книга трех письмен» (Il libro delle tre scritture): хоть и не будучи написана в форме диспута-контраста, она посвящена противопоставлению Ада и Рая. Сходное произведение есть и у современника Бонвезина родом из соседней Вероны: францисканец Джакомино да Верона (Giacomino da Verona) вошел в историю итальянской литературы благодаря своим двум проповедям в стихах, одна из которых описывает чудеса Рая, а другая — ужасы Ада (De Jerusalem celesti «О небесном Иерусалиме» и De Babilonia civitate infernali «Об адском граде Вавилонии»)3)Названия этих текстов традиционно принято передавать по-латински, как в рукописях, в которых они до нас дошли..

Интересно, что связь нашего текста с традицией североитальянской средневековой словесности проявляется не только в выборе жанра и тематики, но и в метрике. Часть куплетов чаконы написана в форме четверостиший-моноримов (в каждой из четырех строк употреблена одна и та же рифма): именна эта схема рифмовки характерна для произведений Бонвезина, Джакомино и ряда других представителей традиции северной дидактико-религиозной поэзии XIII века.

Джованни Ланфранко, “Рай”, 1631-1633. Роспись купола собора св. Януария (Сан-Дженнаро) в Неаполе.

Разумеется, в «Чаконе Рая и Ада» есть не только текст, но и музыка. Выбору музыкального жанра и связи произведения с культурным контекстом эпохи посвящена вторая часть нашей статьи, под авторством музыковеда Ксении Ноговицыной. Здесб же мы публикуем текст чаконы4)В сокращенной версии, соответствующей исполнению Жарусски и «L’Arpeggiata» и русский подстрочник. А также альтернативное исполнение чаконы (с участием Роландо Вильясона), тоже очень шутливое:

Ciaccona del Paradiso e dell’Inferno

O che bel stare è stare in Paradiso,
Dove si vive sempre in fest’e riso,
Vedendosi di Dio svelato il viso –
O che bel stare è star in Paradiso.

Ohimè che orribil star qui nell’inferno
Ove si vive in pianto e foco eterno
Senza veder mai Dio in sempiterno
Ahi, ahi, che orribil star giù nell’inferno.

Là non vi regna giel, vento, calore,
Che il tempo è temperato a tutte l’hore
Pioggia non v’è, tempesta, nè baleno,
Che il Ciel là sempre si vede sereno.

Il fuoco e ‘l ghiaccio là, o che stupore!
Le brine, le tempeste, e il sommo ardore
Stanno in un loco tute l’intemperie
Si radunan laggiù, o che miserie!

Havrai insomma là quanto vorrai
E quanto non vorrai non haverai.
E questo è quanto, o Musa, posso dire
Però fa pausa il canto e fin l’ardire.

Quel ch’aborrisce qua, là tutto havrai
Quel te diletta e piace mai havrai
E pieno d’ogni male tu sarai
Dispera tu d’uscirne mai, mai, mai!

Чакона Рая и Ада (русский подстрочник)

О, как прекрасно находиться в Раю,
Где жизнь – сплошные праздник и веселье
И где можно видеть лик Бога –
О, как прекрасно находиться в Раю.

О, как ужасно находиться здесь в Аду,
Где все живут в рыданиях и вечно горят в огне,
Никогда не видя Бога –
Ай, ай, как ужасно быть низвергнутым в Ад.

Там не бывает мороза, ветра, зноя,
Там всегда прекрасная погода,
И не бывает дождя, бурь и грома,
И небо всегда безоблачно.

Там огонь и лед, какая неожиданность!
Туман, и бури и страшный зной,
Там вся плохая погода
Собрана в одном месте – о, какой ужас!

В общем, там у тебя будет все, что захочешь,
А чего ты не захочешь, того и не будет.
И это все, что я, о Муза, могу сказать,
Но прерывается пение, и иссякает решимость.

То, что тебе здесь омерзительно, там все у тебя будет;
Того, что тебе нравится, никогда не будет,
А будут у тебя всевозможные беды,
И не надейся оттуда выйти – никогда, никогда, никогда!

О музыке «Чаконы Рая и Ада» и о жанре чаконы в целом вы можете прочесть в нашей статье Музыкально-поэтический спор Рая и Ада, часть 2: вездесущая чакона на подмостках барочного музыкального театра.

Примечания   [ + ]

1, 2, 3. Названия этих текстов традиционно принято передавать по-латински, как в рукописях, в которых они до нас дошли.
4. В сокращенной версии, соответствующей исполнению Жарусски и «L’Arpeggiata»

A proposito di Alina Zvonareva

Алина Звонарева – кандидат филологических наук, преподаватель итальянского языка, переводчик поэзии. Главный редактор проекта Italiano ConTesti / "Итальянские контексты". Alina Zvonareva è dottore di ricerca in filologa romanza, insegnante di italiano per stranieri, traduttrice di poesia. Ha fondato il sito Italiano ConTesti in gennaio 2016.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*