«Лучшая молодежь уехала в Америку»: две песни об эмиграции, от женского лица

В этой заметке — две народные песни. Одна из них с севера страны, из Пьемонта. Другая, напротив, — с самого юга Италии, из Апулии (каблук «сапога»). Несмотря на диалектные различия, они отражают события примерно одного и того же периода — итальянской эмиграции в Америку рубежа XIX-XX веков. Поэтому мы решили их объединить в одну заметку (хотя, строго говоря, наиболее ранние волны миграции были именно из северных провинций Италии, а переселенцы с юга страны как массовое явление появились, скорее, в начале XX века).

Текст песни Mamma mia dammi cento lire («Мамочка, дай мне сто лир») существует в нескольких версиях, с разной степенью концентрации диалектных черт. Мы публикуем вариант на литературном итальянском языке с некоторыми элементами северных диалектов1)В первую очередь, это –ss– вместо –sci– в форме повелительного наклонения (lassela ‘пусти ее’ вместо lasciala); местоимение l’ с глаголом essere, выступающее в роли подлежащего и в данном случае дублирующее существительное consiglio: l’era tutta verità, l’è stà quello che m’ha ingannà; а также сокращенные формы причастий прошедшего времени – stà, ingannà вместо stato, ingannato. Примеч. А. Звонаревой.. Исполняется он на мотив более ранней любовной баллады, которая была распространена в Венето и в Пьемонте в XIX веке. Наиболее популярные варианты ее названия – Maledizione della madre («Проклятие матери») или La bella del re di Francia («Прекрасная невеста короля Франции»). В этих балладах дочь покидала мать без ее благословения, чтобы выйти замуж за своего возлюбленного (который иногда именовался «королем Франции»), и погибала по дороге.

С появлением нового социального явления – эмиграции – фольклорная песня «адаптируется» под него, и теперь «неблагодарная дочь» уезжает далеко от матери, но не к конкретному возлюбленному, а в поисках абстрактного американского счастья. Из предыдущих версий в эту заимствуются мелодия, примерный сюжет (отъезд, диалог матери и дочери, увещевания братьев, смерть по дороге) и отдельные словосочетания, иногда целые строки в неизменном виде (фольклористы называют их «формулами»).

Интересно, что в ранних версиях смерть героини в подавляющем количестве случаев происходила из-за воды: она падала с коня во время переезда реки. Эта идея сохранилась и в новой версии песни, рассказывающей об эмиграции в Америку (здесь – в исполнении певицы Джильолы Чинкветти):

“Mamma mia dammi cento lire,
Mamma mia dammi cento lire
ché in America voglio andar …”
“Cento lire io te li do,
ma in America no, no, no”.

I suoi fratelli alla finestra:
“Mamma mia lassela andar!.
“Vai, vai pure o figlia ingrata
che qualcosa succederà”.

Quando furono in mezzo al mare,
il bastimento si sprofondò.
“Pescatore che peschi i pesci,
la mia figlia vai tu a pescar”.

“Il mio sangue è rosso e fino,
i pesci del mare lo beveran.
La mia carne è bianca e pura,
la balena la mangerà.

Il consiglio della mia mamma
l’era tutta verità.
Mentre quello dei miei fratelli
l’è stà quello che m’ha ingannà”.

Русский подстрочник

«Мамочка, дай мне сто лир,
ведь я хочу поехать в Америку».
«Я дам тебе сто лир,
Но в Америку – ни-ни!»

Ее братья кричат из окна:
«Мам, да отпусти ты ее!» –
«Ну и уезжай, неблагодарная дочь,
Что-нибудь да случится».

Когда они были посреди моря,
Корабль затонул.
«Рыбак, который ловит рыб,
Иди, вылови мою дочь».

«Моя кровь красива и красна,
Морские рыбы ее выпьют.
Моя плоть бела и хороша,
Акула ее съест.

Совет мамы
Оказался правдой,
А совет братьев
ввел меня в заблуждение».

То, что персонаж, уезжающий в Америку – женского пола, по всей видимости, обусловлено влиянием предыдущих версий песни, поскольку в реальности эмиграция на рубеже XIX-XX веков практически полностью состояла из молодых мужчин. Многие уезжали на долгие годы и пропадали без вести, оставляя в Италии невест и подруг, или обзаводясь в стране прибытия новыми семьями. Об этом – апулийская песня L’America («Америка»).

La meju gioventù partiu l’America
la meju gioventù,
oh Maria, sorta mia,
la meju gioventù partiu l’America.

Maritama è sciutu l’America e nu me scrive
forse ca s’ha truvata,
oh Maria, sorta mia,
forse ca s’ha truvata n’americana.

Se iddu se l’ha truvata l’americana
jeu m’aggiu truvatu
oh Maria, sorta mia,
jeu m’aggiu truvatu ‘nu paisanu.

L’America nu se chiama chiui l’America
se chiama la ruvina,
oh Maria, sorta mia,
se chiama la ruvina de la casa.

Русский подстрочник

Лучшая молодежь уехала в Америку,
Лучшая молодежь,
О, Мария, горька моя доля,
Лучшая молодежь уехала в Америку.

Мой муж уехал в Америку, и мне не пишет, может, он нашел себе…
О, Мария, горька моя доля,
Может, он нашел себе американку.

А если он нашел себе американку,
То я нашла себе…
О, Мария, горька моя доля,
Я нашла себе земляка.

Америка больше не называется Америкой,
Она называется бедой…
О, Мария, горька моя доля,
Она называется бедой нашего дома.

Диалектологический комментарий (автор – А. Звонарева)

  • Безударным итальянским o в южных диалектах часто соответствует u: meju = meglio ‘лучший / лучше’, nu = non ‘не’, truvatu = trovato ‘найденный’, paisanu = paesano ‘земляк’, ruvina = rovina ‘беда, разрушение’.
  • Звуку, который в литературной итальянской орфографии передается с помощью gli, в южных диалектах обычно соответствует /j/ (йот), отсюда meju = meglio.  
  • sorta = sorte ‘судьба’, выражение sorta mia!, типичное для этой части Италии, выражает тревогу и отчаяние
  • ca = che
  • chiui = più 
  • Формы артиклей: ‘nu = ит. un, n’ = ит. un’ (nu paisanu, n’americana).
  • Формы личных местоимений: jeu ‘я’ (ит. io), iddu ‘он’ (в литер. ит. ему соответствует устаревшая форма ello).
  • В диалектах юга Италии безударные притяжательные местоимения часто употребляются после того слова, к которому они относятся: maritama = marita+ma ‘мой муж’ (ит. mio marito).
  • aggiu = ho (интересно также употребление вспомогательного глагола avere там, где в литер. ит. требуется essere: m’aggiu truvatu вместо mi sono trovata).
  • sciutu: причастие прошедшего времени глагола sciri ‘идти, ехать’, ит. gire (лат. ire): данный глагол, вышедший из употребления в литер. ит., сохранился во многих южных диалектах (также он присутствует, например, в современном испанском).
  • partiu = partì ‘уехал(а)’ (passato remoto)

Еще об итальянской эмиграции и ее песнях: 

Amara terra mia: краткая история итальянской эмиграции;

«Что же это такое – Мерика?» Великая эмиграция и ее песни;

«Горькая Маремма»: малярийные комары и трудовые мигранты;

«La leggera»: рабочая неделя ленивого поезда;

Песня эмигранта: “Горькая земля моя” (“Amara terra mia”).

Примечания   [ + ]

1. В первую очередь, это –ss– вместо –sci– в форме повелительного наклонения (lassela ‘пусти ее’ вместо lasciala); местоимение l’ с глаголом essere, выступающее в роли подлежащего и в данном случае дублирующее существительное consiglio: l’era tutta verità, l’è stà quello che m’ha ingannà; а также сокращенные формы причастий прошедшего времени – stà, ingannà вместо stato, ingannato. Примеч. А. Звонаревой.

A proposito di Evgenia Litvin

Евгения Литвин - филолог, антрополог, фольклорист, преподаватель итальянского и латинского языков и древней литературы. В настоящее время завершает работу над диссертацией о литературе языковых меньшинств Италии. Evgenia Litvin è antropologa e studiosa di storia della letteratura, insegnante di latino, italiano e letteratura antica e medievale. Attualmente sta ultimando la tesi di dottorato sulle minoranze linguistiche in Italia.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*