Образы Генуи в песнях Фабрицио Де Андре: “Морская дорога”

Foto @ Patrizia Traverso

Foto @ Patrizia Traverso

В 1984 году Фабрицио Де Андре выпускает в высшей степени новаторский альбом Creuza de mä («Морская дорога»), в соавторстве с композитором Мауро Пагани (перу Де Андре принадлежат тексты песен, Пагани — музыка). В 80-е годы так называемая world music, этническая музыка то на языках меньшинств, то на полумертвых языках, то на полупотерянных диалектах, перерабатывающая в новом ключе фольклорные мотивы, инструментальную манеру и гармонии народной музыки, еще не обрела той популярности, которой она достигнет в последующем десятилетии.

fabriziodeandre-creuzadema-italianocontesti

В отличие от других музыкантов-пионеров этнической музыки, Де Андре для своих новых экспериментов обращается не к Африке или к Востоку, а к микрокосму, который в своей богатейшей многовековой традиции объединил и Европу, и Африку, и Восток вокруг общей акватории Средиземного моря, Mare Nostrum – к Генуе. Родной город Де Андре, бывшая могущественная морская республика со своим портом и интенсивной международной торговлей, стал, подобно Венеции, настоящим перекрестком культур. И генуэзский диалект-язык (как известно, большинство итальянских диалектов имеют многовековую литературную традицию, ничем не отличаясь в этом от полноценных языков) вобрал в себя целый ряд лексических и грамматических особенностей языков тех народов, представители которых общались друг с другом, пересекаясь на улочках Генуи — от испанского и французского до греческого и арабского. Все песни альбома Creuza de mä написаны на генуэзском диалекте, с добавлением в него дополнительных выдуманных слов и оборотов, и вот мы снова встречаем темы, что проходят красной нитью через все творчество Де Андре — внимание к маргиналам, любовная страсть, путешествие как способ достичь внутренней свободы («Per la stessa ragione del viaggio, viaggiare…», Khorakhanè).

Foto @ Patrizia Traverso

Foto @ Patrizia Traverso

Давайте послушаем заглавную песню диска — Creuza de mä. «Kрёза» — это узкая улица, идущая параллельно заборам и стенам земельных участков за пределами города и ведущая от холмов Генуи к морю. А «крёза моря» — это символическая «дорога», которая появляется на море, когда дует ветер и на поверхности воды видны тонкие полосы. А повествует эта песня о моряках, что возвращаются домой после долгих странствий по «дорогам моря» и с нетерпением ждут, когда же они доберутся до знакомого трактира, где их ждут любимые традиционные блюда местной кухни. А потом — хотя еще неизвестно, когда и куда — они снова отправятся в путь. Таким образом, это одновременно и влечение к дому и желание плыть дальше, подобно Одиссею…

Creuza de mä
(Mulattiera di mare)
Umbre de muri, muri de mainé,
dunde ne vegnì, duve l’è ch’ané?
Ombre di facce, facce di marinai,
da dove venite, dov’è che andate?
Da ‘n scitu duve a l’ûn-a a se mustra nûa
e a neutte a n’à puntou u cutellu ä gua,
Da un posto dove la luna si mostra nuda
e la notte ci ha puntato il coltello alla gola,
e a muntä l’àse gh’é restou Diu,
u Diàu l’é in çë e u s’è gh’è faetu u nìu.
e a montare l’asino c’è rimasto Dio,
il Diavolo è in cielo e ci si è fatto il nido.
ne sciurtìmmu da u mä pe sciugà e osse da u Dria
e a funtan-a di cumbi ‘nta cä de pria
Usciamo dal mare per asciugare le ossa di Andrea
alla fontana dei colombi nella casa di pietra.
E ‘nt’a cä de pria chi ghe saià
int’à cä du Dria, che u nu l’è mainà
E nella casa di pietra chi ci sarà,
nella casa di Andrea, che non è marinaio?
Gente de Lûgan facce da mandillä
qui che du luassu preferiscian l’ä
Gente di Lugano, facce da tagliaborse,
quelli che della spigola preferiscono l’ala,
figge de famiggia udù de bun,
che ti peu ammiàle senza u gundun.
ragazze di famiglia, odore di buono,
che puoi guardarle senza preservativo.
E a ‘ste panse veue cose ghe daià
cose da beive, cose da mangiä,
E a queste pance vuote cosa gli darà
cose da bere, cose da mangiare,
frittûa de pigneu, giancu de Purtufin,
çervelle de bae ‘nt’u meximu vin,
frittura di pesciolini, bianco di Portofino,
cervelli di agnello nello stesso vino,
lasagne da fiddià ai quattru tucchi
paciûgu in aegruduse de lévre de cuppi?
lasagne da tagliare ai quattro sughi,
pasticcio in agrodolce di lepre di tegole [gatto]?
E ‘nt’a barca du vin ghe naveghiemu ‘nsc’i scheuggi,
emigranti du rìe cu’i cioi ‘nt’i euggi,
E nella barca del vino ci navigheremo sugli scogli,
emigranti della risata con i chiodi negli occhi,
finché u matin crescià da puéilu rechéugge
frè di ganeuffeni e dè figge,
finché il mattino crescerà da poterlo raccogliere,
fratello dei garofani e delle ragazze,
bacan d’a corda marsa d’aegua e de sä
che a ne liga e a ne porta ‘nte ‘na creuza de mä
padrone della corda marcia d’acqua e di sale
che ci lega e ci porta in una mulattiera di mare.

Foto @ Patrizia Traverso

Foto @ Patrizia Traverso

Морская дорога
(русский подстрочник А. Звонаревой)

Тени лиц, лица моряков,
Откуда вы прибыли, куда вы направляетесь?
Оттуда, где Луна предстает обнаженной
И ночь приставляет нам нож к горлу.
Оттуда, где Бог в одиночестве седлает осла
И где дьявол свил себе гнездо на небе.
Мы выходим из моря, чтобы высушить кости Андреа *
У фонтана, где вьются голуби, возле каменного дома.
А кто же нас ждет в каменном доме,
В доме Андреа? Это не моряки,
А люди из Лугано с лицами воров,
Что из всей рыбы предпочитают плавник,
А также девушки из хороших семей – о, их пьянящий запах! –
На которых можно смотреть без презерватива.
И чем же мы наполним наши пустые животы?
Найдется что-нибудь выпить и закусить:
Немного жареной рыбы, белое вино из Портофино,
Мозги ягненка в том же самом вине,
Лазанья под четырьмя соусами,
Кисло-сладкий пирог из зайца крыш.
И в винной лодке мы будем плыть по скалам,
Изгнанники веселья с гвоздями в глазах,
До тех пор, пока утро не подрастет настолько, чтобы его сорвать,
Утро — брат гвоздик и юных девушек,
Владелец истлевшей веревки, пропитанной водой и солью,
Той самой веревки, что связывает нас и влечет нас дальше по морской дороге.

* Имеется в виду Андреа Дориа (1466-1560), генуэзский государственный деятель. «Дом Андреа» — это, разумеется, сама Генуя. (Примеч. Алины Звонаревой).

Тем, кто хорошо понимает итальянский на слух, мы предлагаем посмотреть небольшое интервью Фабрицио Де Андре, в котором он рассказывает о своих отношениях с Генуей и о роли этого города в своем творчестве:

Другие материалы из цикла о Де Андре: 

Больше, чем певец. Стихи в музыке Фабрицио Де Андре (1941-1999), 

Жестокий романс по-итальянски: “Баллада о Микé”

Образы Генуи в песнях Фабрицио Де Андре: “Старый город”

“Карл Мартелл возвращается после битвы при Пуатье”. Средневековые мотивы в творчестве Фабрицио Де Андре, часть 1

Умирая на поле красных маков: антивоенные песни Фабрицио Де Андре,

Человек, который хотел исцелить черешни: эпитафии из альбома “Ни деньгам, ни любви, ни небу” Фабрицио Де Андре.

Фабрицио Де Андре, “Дон Раффаэ”: горько-сладкий вкус кофе в итальянской тюрьме.

A proposito di Francesca Lazzarin

Франческа Лаццарин – кандидат филологических наук, литературовед, закончила аспирантуру Падуанского университета (Италия) и падуанскую Консерваторию. С 2013 г. постоянно живет в Москве, где работает переводчиком и преподавателем ВУЗа, а также организует мероприятия, посвященные итальянской культуре.

Francesca Lazzarin ha conseguito il titolo di dottore di ricerca in Slavistica presso l’Università di Padova. Inoltre, si è diplomata in canto lirico al Conservatorio C. Pollini di Padova. Dal 2013 vive a Mosca, dove lavora come interprete, traduttrice e docente universitaria, nonché organizza eventi dedicati alla cultura italiana.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*