Неаполитанский рождественский вертеп: музыкальная версия

Завершая наше небольшое путешествие по рождественским песням (в течение которого мы побывали в некоторых центральных, северных и южных областях Апеннинского полуострова), невозможно, конечно же, обойтись без Неаполя. Мы уже показали вам остроумную стилизацию Джанни Аверсано, в которой фигурировали одновременно Богоявление и Пульчинелла, а теперь настала очередь послушать более старинную песню из столицы области Кампании.

Alfonso Maria De Liguori

Alfonso Maria De Liguori

Песня написана на неаполитанском диалекте и принадлежит перу очень интересного персонажа – Альфонсо Мария Де Лигуори (1696-1787). Священник (достигший сана епископа и посмертно получивший звание «учителя церкви»), эрудит, литератор и композитор, Де Лигуори посвятил свою жизнь продвижению католической религии и нашел в высшей степени удачные способы донести ее до масс: он написал большое количество популяризаторских трактатов по богословию и, что еще важнее, множество духовных стихов и песен на библейскую тематику. К ним относится достаточно известная песня «Quanno nascette Ninno» («Когда родился Младенец»), похожую на церковные песенные молитвы, на так называемые laude spirituali («духовные лауды») на библейские темы. В этом длинном и сложном тексте, насыщенном метафорическими и гиперболическими ассоциациями, воспеваются преображение мира, вызванное рождением божественного младенца, а также радость и надежда, которые он дарует людям. Налицо ряд реминисценций из античных описаний «золотого века», присутствуют здесь и отсылки к «пышной» образности позднего барокко. Священник-композитор Де Лигуори сам написал и музыку, в духе спокойной нении-пасторали. Интересно, что у этой песни есть и более поздний итальянский вариант, тоже принадлежащий перу Де Лигуори: в нем текст не только был «переведен» на литературный итальянский язык, но и подвергся значительному сокращению и упрощению. Именно эта версия, «Tu scendi dalle stelle» («Ты спускаешься со звезд»), стала единственной исконной итальянской песней о Рождестве, вошедшей в канон и по-настоящему «ушедшей в фольклор». Если кому-то интересно сравнить более раннюю, неаполитанскую мелодию с итальянской версией, то вот два по-настоящему канонических исполнения этой песни – «Нового Ансамбля Народной Песни» (Nuova Compagnia di Canto Popolare) и Лучано Паваротти соответственно:

А вторая песня, о которой сегодня пойдет речь, может считаться частично народной и частично авторской. По содержанию и по общему тону она глубоко народна: как в большинстве образцов итальянского рождественского фольклора, в ней подчеркивается, прежде всего, чудо появления на земле Младенца, который родился ради спасения человечества – и, прежде всего, ради спасения бедных (этот акцент на бедности и нищете особенно важен в итальянской фольклорной традиции).

«E ninnillo mio si’ tu» – это очередная вариация на столь любимую итальянскими крестьянами тему «поклонения пастухов»: пастухи быстро добрались до пещеры, где они увидели младенца (уменьшительно-ласкательное слово ninnillo, с которым они к нему обращаются, буквально означает «ребеночек», «малыш», «крошка»), чье лицо сияет как солнце и передает невероятную, невыразимую любовь ко всему земному: его появление настолько чудесно, что невозможно не радоваться, не петь и не плясать. Музыку на оригинальный текст Альфонсо Марии Де Лигуори сочинил фольклорист и музыкант Амброджо Спаранья – не случайно выбранный им ритм очень сильно напоминает живую, энергичную тарантеллу.

E ninnillo mio si’ tu

Jettero li pasture alla capanna
pe ritrovà Giuseppe cu’ Maria,
a mmiezz’ a loro c’era un bianco viso
ch’era ‘nu piezzo de Paradiso.
Restajeno ‘ncantate e a vocc’aperta
pe tanto tiempo senza di’ parola,
jettarono suspire ‘a dint’ ‘o core,
cacciarono a migliara atte d’ammore.

E Nennillo mio si’ Tu
e si’ Tu sole d’ammore.

Pigliata confidenza se mettettero a sunare
e a cantà cu’ ll’angele e cu’ Maria
cu na voce ch’era accussì doce
ca ‘o Bambeniello s’addurmette ‘npace.

Русский подстрочник
«Ты – мой малыш»

Пастухи пришли в пещеру,
Чтобы встретиться с Иосифом и Марией,
А между ними сияло белое личико,
Которое выглядело как кусочек рая.
Пастухи были так восхищены, что так и застыли с открытым ртом
И долго не могли выговорить ни слова;
Их сердца затрепетали,
И на их лицах любовь заиграла тысячей оттенков.

Ты – мой малыш,
Ты – солнце любви.

Когда пастухи пришли в себя, они стали играть на инструментах
И петь вместе с ангелами и Марией;
Они пели таким нежным голосом,
Что младенец спокойно заснул.

Читайте также другие материалы: цикла о рождественском фольклоре:
 1. “Песни светлой звезды”: музыка итальянского Рождества
2. “На сене, на соломе”: рождественский фольклор севера и юга Италии
3. Как Пульчинелла стал четвертым волхвом

Еще о праздновании Рождества в Неаполе: история, символика и технологии барочных вертепов.

A proposito di Francesca Lazzarin

Франческа Лаццарин – кандидат филологических наук, литературовед, закончила аспирантуру Падуанского университета (Италия) и падуанскую Консерваторию. С 2013 г. постоянно живет в Москве, где работает переводчиком и преподавателем ВУЗа, а также организует мероприятия, посвященные итальянской культуре. Francesca Lazzarin ha conseguito il titolo di dottore di ricerca in Slavistica presso l’Università di Padova. Inoltre, si è diplomata in canto lirico al Conservatorio C. Pollini di Padova. Dal 2013 vive a Mosca, dove lavora come interprete, traduttrice e docente universitaria, nonché organizza eventi dedicati alla cultura italiana.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*