“Эмоции”: психологизм в песнях Баттисти и Могола

В 1970 году Баттисти и Могол выпустили второй альбом, «Эмоции» (Emozioni),  и каждая песня, вошедшая в состав этого исключительно удачного диска, стала классикой итальянской популярной музыки второй половины прошлого века. Более того, это в какой-то степени «антология», где фигурируют некоторые из наиболее успешных песен предыдущих двух лет, уже вышедших к тому моменту на отдельных пластинках и ставших музыкальным фоном в барах и домах, в городе и на море. В этом альбоме во многом новаторские и оригинальные тексты о любви и противоречивых желаниях человека, склоняющегося то к искренним восторженным чувствам, то к самообману с последующим разочарованием, сопровождаются живой и энергичной музыкальной инструментовкой в стиле бита (как в Dieci ragazze, «Десять девушек») или выразительного блюза, где импровизации уделяется немаловажное место (как в Il tempo di morire, «Время, чтобы умереть»). Но, пожалуй, в плане текста и вокальной линии наиболее интересна песня, которая дала название всему альбому, «Эмоции»: в ней нашла воплощение настоящая внутренняя рефлексия.

battisti-mogol-cavalcata

По словам Баттисти, эта песня была сочинена сразу же после их с Моголом совместной поездки из Милана в Рим, совершенной… верхом на лошади. Эта эксцентричная идея, как рассказывает сам Баттисти в одном из своих крайне немногочисленных интервью, преследовала целью не только увидеть Италию с иной перспективы, но и «беззаботно насладиться настоящим контактом с природой, чтобы излечиться от болезней нашей жизни, состоящей из работы, спешки и тревожного бега против времени» (с полным текстом интервью, в котором рассказывается об этом своеобразном катании по Италии, а также с некоторыми любопытными фотографиями поездки можно ознакомиться здесь). Впоследствии Баттисти признался, что в эту песню он вложил «душевное напряжение и резкие пассажи, висящие в воздухе, чтобы выразить наши ощущения удивления, открытия и обретенной свободы».

И действительно, какие-то образы словно из пейзажной лирики задают тон строкам, где чередуется ряд невероятно поэтичных картин, проникнутых тончайшим психологизмом: человек старается найти время для самого себя, для самопознания. Баттисти здесь не поет, а говорит – нет, даже не говорит, а шепчет, он словно исповедуется и пытается найти какую-то конкретную оболочку для своих «эмоций» или, скорее, для того, что обычно называют «эмоциями», но на самом деле представляет собой совокупность бессознательных и необъяснимых внутренних переживаний, рожденных из одиночества, грусти, недопонимания, невозможности быть самим собой и жить в гармонии с миром, а также из разнообразных попыток (то разрушительных, то созидательных) вырваться из этого состояния и «вернуться» к жизни. Музыканты, которые записали эту песню для диска (и которые, кстати, через год после этого образовали знаменитую итальянскую прог-группу «ПФМ»), говорили, что после записи Баттисти был невероятно тронут: послушав «Эмоции», нетрудно понять, почему.

Seguir con gli occhi un airone sopra il fiume e poi

ritrovarsi a volare
e sdraiarsi felice sopra l’erba ad ascoltare
un sottile dispiacere.
E di notte passare con lo sguardo la collina per scoprire
dove il sole va a dormire.
Domandarsi perché, quando cade la tristezza
in fondo al cuore,
come la neve non fa rumore,
e guidare come un pazzo a fari spenti nella notte
per vedere
se poi è tanto difficile morire.
E stringere le mani per fermare
qualcosa che
è dentro me,
ma nella mente tua non c’è.
Capire tu non puoi,
tu chiamale, se vuoi,
emozioni,
tu chiamale, se vuoi,
emozioni.
Uscir dalla brughiera di mattina,
dove non si vede ad un passo
per ritrovar se stesso,
parlar del più e del meno con un pescatore
per ore ed ore,
per non sentir che dentro qualcosa muore…
E ricoprir di terra una piantina verde,
sperando possa
nascere un giorno una rosa rossa.
E prendere a pugni un uomo solo
perché è stato un po’ scortese,
sapendo che quel che brucia non son le offese,
e chiudere gli occhi per fermare
qualcosa che
è dentro me
ma nella mente tua non c’è.

Capire tu non puoi,
tu chiamale, se vuoi,
emozioni,
tu chiamale, se vuoi,
emozioni…

Русский подстрочник
Следить глазами за цаплей над рекой и потом
вдруг обнаружить, что сам летишь,
и счастливо растянуться на траве,
чтоб почувствовать легкое сожаление.
А ночью бродить взглядом по холму, чтоб узнать,
куда уходит спать солнце.
Спрашивать себя, почему, когда грусть обрушивается
в глубину сердца,
она бесшумна, как снег.
И вести машину, как сумасшедший, с выключенными фарами в ночи,
чтоб увидеть,
так ли это трудно  – умереть.
И сжать руки, чтоб остановить
что-то, что
сокрыто внутри меня,
но о чем ты не имеешь представления.
Понять ты не можешь,
ты называй это, если хочешь,
эмоциями,
ты называй это, если хочешь,
эмоциями.
Выйти утром из вересковой пустоши,
где за шаг перед собой ничего не видно,
чтоб отыскать самого себя.
Разговаривать о том, о сем с рыбаком
долгими часами,
чтобы не ощущать, как внутри что-то умирает.
И прикрыть землей зеленый росток,
надеясь, что из него когда-нибудь сможет
вырасти красная роза.
И избить человека за одно лишь то,
что он повел себя не совсем вежливо,
зная, что по-настоящему обжигают не обиды.
И закрыть глаза, чтоб остановить
что-то, что
сокрыто внутри меня,
но о чем ты не имеешь представления.
Понять ты не можешь,
называй это, если хочешь,
эмоциями,
называй это, если хочешь,
эмоциями.

Читайте также остальные материала данного цикла: Баттисти и Могол – новаторы итальянской популярной песни на рубеже 60-х – 70-х годов«Пока я сидел в том кафе»: дебютные песни Баттисти и Могола«Розовые цветы, цветы персика» и «Мартовские сады».

A proposito di Francesca Lazzarin

Франческа Лаццарин – кандидат филологических наук, литературовед, закончила аспирантуру Падуанского университета (Италия) и падуанскую Консерваторию. С 2013 г. постоянно живет в Москве, где работает переводчиком и преподавателем ВУЗа, а также организует мероприятия, посвященные итальянской культуре. Francesca Lazzarin ha conseguito il titolo di dottore di ricerca in Slavistica presso l’Università di Padova. Inoltre, si è diplomata in canto lirico al Conservatorio C. Pollini di Padova. Dal 2013 vive a Mosca, dove lavora come interprete, traduttrice e docente universitaria, nonché organizza eventi dedicati alla cultura italiana.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

*